Ле Корбюзье — строитель церквей, в которых никто не молится

 

Знакомо ли вам имя Ле Корбюзье? Вполне возможно, что нет. Архитекторы в принципе не особо на слуху. А между тем в этой сфере тоже есть свои звёзды. Ле Корбюзье — как раз одна из таких звёзд. Известность он получил не только как профессионал своего дела, но как скандальный деятель искусства. Не в том смысле, что он любит поскандалить. Ле Корбюзье — мастер эпатажных работ в жанре модернизма. Его любимые материалы — стекло и бетон, его предложения — всегда вызов устоям. Кто, как вы думаете, предложил снести и заново выстроить ряд столиц? Конечно, Ле Корбюзье! Кто же ещё! В общем, личность это незаурядная. Интересный факт — Ле Корбюзье построил несколько церквей, хотя является атеистом. Об этих сооружениях мы и поговорим.

Капелла Нотр-Дам-дю-О в Роншане

 

Начнём с этого здания. Оно имеет внушительную предисторию. Здесь находились религиозные строения очень давно — с начала Средневековья. Хотя нельзя сказать, что выбрали это место очень уж удачно. Что бы тут не строили, всё повергалось разрушению. В 1913 году местная часовня стала мишенью молнии, после чего сгорела. Следующая постройка уничтожена бомбами во время второй мировой войны.

 

Ле Корбюзье, архитектор
Ле Корбюзье, архитектор

 

Реставрировать было нечего — такие руины проще расчистить, чем собрать заново. И тогда власти решили найти человека, который бы взялся за строительство новой церкви. В итоге нашли — того самого архитектора Ле Корбюзье. Он даже происходил из христианской семьи — родители исповедовали протестантизм. Однако их ребёнок оказался атеистом. И не простым, а воинствующим! Что-что, а религию он на дух не переносил. Построить храм — нет, увольте. Такова была его позиция.

С чего же он взялся за строительство капеллы в Роншане? Скажем честно: уговорить архитектора было непросто. Но отчего-то хотели поручить возведение храма именно ему. Для убедительности предложили особое условие: никаких ограничений, строй что хочешь. Тут уже Ле Корбюзье не устоял и согласился.

 

Так выглядит капелла в Роншане
Так выглядит капелла в Роншане

 

Строительство многое изменило в мировоззрении архитектора. Нет — он не стал религиозным человеком. Но работа позволила ему проникнуться духовными мыслями, понять, насколько важно для других людей иметь возможность соприкоснуться с высшим миром.

Интересно, что итоговое здание сильно отличалось от типичного для архитектора стиля. Прежде он работал грубо, громоздко и угловато. Теперь же создал нечто нежное и спокойное. Так Ле Корбюзье выразил духовную функцию здания, где неуместны ровные линии.

 

Внутри капеллы
Внутри капеллы

 

Капелла в Роншане не похожа на современные христианские здания. Тут нет места для привычных верующим атрибутов. Это здание бросает мост через века в ту эпоху, когда христиане подвергались преследованиям и проводили службы в катакомбах. Внутри капелла больше походит на подземелья, пещеру, но никак не на современный христианский храм. Хотя она по сей день является действующей, большинство её посетителей приходят сюда не из религиозного чувства, а чтобы удовлетворить интерес. Это популярный туристический объект.

Монастырь Сент-Мари-де-ла-Туретт

 

Ле Корбюзье не ограничился единственной религиозной постройкой. Ещё одно его известное творение — это монастырь, сделанный для монахов-доминиканцев. Но можно ли ждать от эпатажного архитектора традиционного аскетического монастыря, мрачной готики и духа Средневековья? Конечно, нет. Ле Корбюзье снова возвёл модернистское строение.

Наверняка, каждый из нас видел «заброшки» — крупные ненужные здания, оставшиеся бесхозными с советской эпохи. Гостиницы, заводы, больницы. Примерно такое впечатление и производит здание монастыря Сент-Мари-де-ла-Туретт. Ощущение, будто это сооружение принесено во Францию прямиком из Припяти.

 

Монастырь Сент-Мари-де-ла-Туретт выглядит, как заброшенное здание
Монастырь Сент-Мари-де-ла-Туретт выглядит, как заброшенное здание

 

Хотя некоторые черты романской архитектуры присутствуют, здание всё же нарочито индустриальное, и выглядит оно так, будто действительно десятилетиями стоит без людей.

Чего не чувствуется в здании монастыря вовсе — так это религиозного духа. По всем признакам это светская постройка. Но если покопаться, то можно обнаружить, что всё не столь просто. Планировка дворика традиционна для монастырей, ведь заказчики просили архитектора опираться на средневековую монастырскую архитектуру. Если подняться очень-очень высоко, можно обнаружить, что здание образует крест — типичный приём прошлых веков. Впрочем, это не просто крест, а крест, вписанный в прямоугольник.

Интересно выполнена игра контрастов. Монастырь расположен на фоне красивого пейзажа и совершенно не вписывается в него. Выделяется так же, как монашеская жизнь из обывательской.

При постройке монастыря Ле Корбюзье не старался найти какие-то решения, которые подчеркнули бы христианский или просто хотя бы культовый дух здания, как это было при строительстве церкви. Напротив, архитектор чувствует себя достаточно свободно и охотно возвращается к привычному для себя бетону, ровным линиям, грубости и массивности. Это монументальный, едва ли не мегалитический стиль в мире, где есть место лишь одному цвету — серому.

И этот аскетизм в облике здания прекрасно отражает саму аскетическую задачу монастырской жизни.

 

Свет играет в цветных окнах монастыря
Свет играет в цветных окнах монастыря

 

Неверно думать, будто Ле Корбюзье построил для монахов просто серую коробку из бетона. Он постарался дать волю фантазии и «поиграть» с другими инструментами: цветами и звуками. Но обнаружить всё это можно, только если оказаться внутри здания. Здесь есть очень красивые витражи разных цветов. Решётки на окнах создают замысловатые узоры при помощи тени на полу и стенах.

Звук в монастыре поражает. Ле Корбюзье намерено пренебрёг звукоизоляцией. Здесь и мыши не пробежать не замеченной! Акустика тут же усиливает малейший шорох, придавая ему чуть ли не осязаемое, можно сказать, мистическое звучание.

Кельи здесь похожи на купе или каюты — небольшие, но удобные. Как раз такие, какие идеально подходят под монастырские нужды.

Вроде бы Ле Корбюзье удалось безупречно справиться с поставленной задачей — сделать монастырское сооружение с оглядкой на традицию, но приложив свой оригинальный стиль. Здание пригодно для того, для чего предназначалось, — для монастырской обители. Но, как это вообще всегда случается с религиозными постройками Ле Корбюзье, его сегодня не используют по прямому назначению. Ныне в монастыре можно застать выставку, конференцию или что-то ещё, но никак не культовые действа.

Церковь Сен-Пьер де Фирмини

 

Церковь Сен-Пьер де Фирмини связана с грустным фактом: архитектор так и не дождался завершения этой постройки. Конечно, он не единственный, с кем случилось подобное. Стоит вспомнить хотя бы строителей средневековых европейских соборов, которые сооружали на протяжении веков.

Хотя церковь Сен-Пьер де Фирмини завершили несколько быстрее — всего через сорок лет после смерти архитектора Ле Корбюзье.

Саму работу хотели начать несколько раньше, чем получилось в итоге. В 50-е годы мэр города Фирмини обратился к Ле Корбюзье с просьбой о сотрудничестве. Ему было не так уж сложно уговорить архитектора, ведь они дружили.

 

Церковь города Фирмини намерено напоминает космический корабль
Церковь города Фирмини намерено напоминает космический корабль

 

Всё бы ничего, но возникли серьёзные проблемы с приходом, который должен был взять на себя расходы, связанные со строительством. Дело в том, что верующие, посмотрев проект, сочли, что он не подходит для христианской постройки. Само собой, другие варианты не устраивали Ле Корбюзье, так что общий язык найти не удалось.

Почему же стройку не профинансировали за счёт городского бюджета? Это же, в конце концов, не Россия, а Европа, деньги-то должны быть? А проблема кроется в законах. Во Франции запрещено финансировать строительство религиозных сооружений за счёт бюджетных средств.

Прошло почти полвека. Ле Корбюзье уже скончался, но идея его сохранилась и дождалась своего часа. За дело взялся Хосе Убрери — ученик этого великого архитектора. Он желал продолжить дело своего учителя, и вот, наконец, удалось урегулировать вопрос с финансированием.

Хосе Убрери внёс коррективы в чертежи Ле Корбюзье. Всё же с тех пор появились новые нормы строительства. В частности пришлось продумать то, как будут проходить системы кондиционирования.

 

Церковь Сен-Пьер де Фирмини внутри
Церковь Сен-Пьер де Фирмини внутри

 

При этом Хосе Убрери отнёсся скромно к своему вкладу. Он рад приписать авторство исключительно Ле Корбюзье, но при условии, что церковь будет посещать много прихожан. Если же она, по каким-то причинам, людям не понравится, что Хосе Убрери будет считать это только своим провалом, а здание церкви никак не будут связывать с именем Ле Корбюзье.

Форма церкви напоминает конус. Это не просто приём модернисткой архитектуры, но и важный для местных символ. Дело в том, что Фирмини — это город шахтёров, и его индустриальному тону такая конструкция прекрасно соответствует. К тому же конус — это устремлённость ввысь, своего рода связующая точка небесного и земного. А что есть храм, если не как раз такая точка? Но этот конус — это не просто указатель в небо, а символический космический корабль, чьи окна способны отбрасывать на стены изображения созвездий. Так что небо тут не просто духовное, а космическое.

Надо отметить, что Церковь Сен-Пьер де Фирмини так и не стала религиозным сооружением. В ней нет прихожан. Это музей-памятник, который посвящён Ле Корбюзье.

 

 

 

Ваша оценка очень важна:
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Ле Корбюзье — строитель церквей, в которых никто не молится